Итоги очередного переговорного раунда группы по вопросам безопасности на переговорах Контактной группы

Сегодня, 20 июля, состоялось заседание группы по вопросам безопасности в формате видеоконференции. Основным вопросом повестки дня стало обсуждение увеличения со стороны ВФУ нарушений режима прекращения огня, в том числе с применением вооружения, запрещенного Минскими соглашениями.

Алексей Никоноров отметил, что согласно данным Представительства ДНР в СЦКК и в переговорном процессе, в период с 6 по 20 июля зафиксировано 56 НРПО со стороны ВФУ, 52% всех нарушений отмечено на Донецком направлении – 29 НРПО, на Мариупольском – 21 (37%) и на Горловском – 6 (11%).

За прошедшие две недели в результате обстрелов со стороны ВФУ ранен 1 мирный житель и 8 военнослужащих, повреждено 15 и разрушен 1 дом, 2 объекта инфраструктуры, в том числе действующая школа, а также два транспортных средства.

Противник 25 раз применял тяжелое вооружение, запрещенное минскими соглашениями, что втрое превышает показатели за предыдущий период:

– 1 раз применялась артиллерия, калибром 122 мм – выпущено 5 снарядов;

– 18 раз использовались минометы калибром 120 мм – 166 мин;

– 6 случаев применения минометов калибром 82 мм – выпущена 28 мин.

Попытки Представительства ДНР в СЦКК задействовать координационный механизм в части проведения соответствующих разбирательств и привлечения к ответственности виновных, как это предусмотрено Мерами по усилению режима прекращения огня, по сути безрезультатны.

Вместо проведения предусмотренных Мерами разбирательств с последующим привлечением к ответственности виновных украинская сторона в СЦКК продолжает на все наши обращения по фактам последствий НРПО с прилагаемыми материалами фиксации направлять в ответ стандартные обвинения нас в фальсификации данных.

«Пока украинская сторона вместо глухого отрицания и обвинения нас в фальсификациях не отыщет в себе смелость признавать нарушения, совершаемые ВФУ, разбираться в них и наказывать виновных, ничего не изменится.

Беспочвенные абстрактные заявления и настойчивое апеллирование к посреднику Российской Федерации абсолютно не поспособствуют снижению эскалации. Прекратить обстрелы могут только совместные усилия и действия.

Однако вся проблема в том, что украинские представители настолько одержимы установкой «никаких прямых контактов и взаимодействия» с представителями Республик, что еще «на старте» отрицают любые наши конструктивные и рабочие предложения по выстраиванию механизма верификации, который позволил бы обеим сторонам убедиться в реалиях последствий обстрелов и других нарушений», – рассказал Алексей Никоноров о ходе заседания.

Представитель Республики также отметил, что согласно отчетам Миссия наблюдатели продолжают фиксировать наличие запрещенного вооружения и техники ВФУ в нарушение линий отвода, вне мест хранения, в зоне безопасности, а также непосредственно в жилых районах.

Что касается вопроса согласования Дополнения к Мерам по усилению режима прекращения огня, Алексей Никоноров пояснил, что концептуальное разногласие сторон остается в понимании ключевых составляющих, а именно – участников координационного механизма и принципа его работы.

«При разработке документа с Мерами по усилению режима прекращения огня координационный механизм вводился именно для прямого взаимодействия сторон на уровне СЦКК в действующем составе с целью оперативного реагирования на нарушения и их предотвращения. В последующем стороны должны были отладить его функционирование, однако ожидаемого диалога не произошло: украинская сторона заблокировала работу координационного механизма практически сразу после принятия Мер на первом же верифицированном СММ ОБСЕ позиционном нарушении в районе н.п. Шумы.

Для преодоления такого деструктива с украинской стороны нами был разработан новый документ, который должен был уточнить и закрепить модальности работы координационного механизма при содействии СЦКК в действующем составе. Однако спустя более полугода обсуждения проекта Дополнения к действующей редакции Мер прогресса так и нет: украинская сторона пытается расширить список участников механизма и усложнить процесс, чтобы оставить лазейку для возможности ухода от ответственности», – подытожил официальный представитель Республики.