Украинская сторона СЦКК отказалась рассматривать заявки о проведении РВР на русском языке

Вчера, 5 марта 2018 года, в адрес Представительства ДНР в СЦКК и в переговорном процессе от СММ ОБСЕ направлено уведомление о том, что украинская сторона в СЦКК требует от Республиканских предприятий оформления заявок для проведения ремонтно-восстановительных работ на украинском языке, о чем свидетельствует официальное письмо украинской стороны в СЦКК на фирменном бланке.

Подобные требования вызывают сомнения в намерениях украинской стороны обеспечивать восстановление поврежденной инфраструктуры на Донбассе, и особенно на территории, подконтрольной республикам.

Приведем несколько фактов из предыдущего опыта работы СЦКК, а также на Минской переговорной площадке.

С 26 сентября 2014 года – времени начала создания СЦКК – языковой проблемы для украинской стороны не существовало, несмотря на то, что с нашей стороны заявки на восстановление инфраструктуры всегда отсылались исключительно на русском языке. Тем более не возникало такое требование якобы для повышения оперативности принятия решений о предоставлении гарантий безопасности для проведения ремонтно-восстановительных работ.

Это не первая попытка украинской стороны в СЦКК найти предлог для саботажа согласования гарантий безопасности для проведения ремонтно-восстановительных работ.

Осенью прошлого года она выдвигала требование убрать из заявок наших коммунальных предприятий и официальных писем аббревиатуру ДНР и иные признаки правосубъектности.

Со времени первого заседания Контактной группы на переговорах в Минске украинская делегация выступает и общается на русском языке.

Теперь к самому главному. Напомним, именно ущемление прав русскоязычного населения Донбасса легло в основу конфликта на юго-востоке Украины в 2014 году, который привел к военной агрессии против народа Донбасса.

Именно поэтому в Комплексе мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 г. было предусмотрено право на языковое самоопределение в рамках закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».

Абсурдное требование украинской стороны в СЦКК лишь доказывает тот факт, что киевская власть не выполнила и не собирается выполнять подписанный ею Комплекс мер. Указанный закон не работает, даже несмотря на то, что заокеанские кураторы в лице Курта Волкера хвалят правительство Украины за «примерное выполнение» своей части Минских соглашений.

Также напомним, что украинская сторона отказывается от прямого взаимодействия с нами и обменивается корреспонденцией исключительно через СММ ОБСЕ.

При этом она забывает, что русский язык в соответствии с Уставом ООН является языком международного общения, а рабочими языками ОБСЕ являются: английский, испанский, итальянский, немецкий, русский и французский.

Кроме того, констатируем, что в первый день «весеннего» перемирия, украинская сторона, уменьшив количество обстрелов, усилила саботаж имплементации решений о восстановлении поврежденной инфраструктуры Донбасса.

Так, в рамках новых языковых требований к документации, украинская сторона отказалась рассматривать заявки на ремонт электросетей от 1 марта 2018 г. №06/457 и №06/466 Республиканского предприятия «Региональная энергопоставляющая компания», одновременно заявляя о своих усилиях в восстановлении Донбасса и заботе о мирных жителях.

Призываем СММ ОБСЕ обратить внимание на безосновательность абсурдного требования и не идти на поводу украинской стороне в СЦКК, а страны гаранты напомнить киевской власти о ее обязательствах по соблюдению права на языковое самоопределение.

Призываем украинскую сторону не искать надуманные поводы для невыполнения достигнутых договоренностей, а сосредоточить усилия на соблюдении режима прекращения огня и восстановлении гражданской инфраструктуры.

Представительство ДНР в СЦКК и в переговорном процессе